Увидеть город за домами

Чеснаков

Судя по всему, тема переселения москвичей из устаревших пятиэтажек рискует стать одной из самых обсуждаемых в ходе аж целых двух крупнейших российских политических кампаний ближайшего времени – выборов президента страны и мэра столицы, намеченных на предстоящий 2018-й. Да и муниципальные выборы в сентябре этого года явно не обойдутся без дискуссий о последствиях очередного «переселения народов».

Два месяца мэр и его оппоненты продолжают спорить. Пока приходится признать, что говорят они на разных языках. Градоначальник убеждает задуматься о будущем - его критики льют слезы по тому, как им прекрасно жилось в прошлом. Мэр говорит о необходимости развития целого города - несогласные стремятся все свести к подробностям, обсуждать которые сейчас явно бессмысленно.

Оппоненты мэра с радостью копошатся кто в чем горазд. Одни сосредоточились на юридических вопросах, другие – на защите прав собственности, третьи – на процедурных мелочах. Для кого-то вдруг неожиданно стали важными проблемы ландшафта, «философии тротуаров» и прочие постмодернистские градостроительные пошлости. Даже молодая поросль компартии, которая, судя по всему, гвоздя забить не умеет, срочно озаботилась разработкой технических стандартов строительства для новой Москвы. Технологии забалтывания проблем у нас давно и хорошо освоена не только властями, но и оппозиционерам.

В результате за домами порой не видно города.

На самом деле, во всем этом грандиозном урбанистическом проекте, конечно же, важны не мелочи, а главная цель – радикальное изменение облика столицы, которую намерены сделать соответствующей мировым стандартам мегаполиса середины XXI века.

Каким должен быть этот город будущего? Какими компетенциями должны обладать те, кто будут в нем жить? Как сделать так, чтобы в Первопрестольной была сформирована высокотехнологичная и комфортная среда для занятий бизнесом, управлением, учебой и т.д. и т.п.

Разумеется, когда мы говорим о конкретных людях, можно и важно показать, что конкретно они получат в качестве компенсации за нынешнее жилье. Насколько большего размера кухня будет им предоставлена. Какими широкими в новых домах окажутся балконы и коридоры. И даже какой будет отделка этих квартир. Все эти маленькие (или большие, кому как угодно) радости будут «греть душу» тем, кто переселится в новые дома. Впрочем, мэрия этим явно озабочена.

Что же касается программы переселения в целом, то проще всего продемонстрировать ее значение для города путем доказательства от обратного. Давайте просто ответим на вопросы, что будет, если эту программу не выполнить. Как будут жить эти полтора миллиона человек если восемь тысяч домов останутся на своих местах и будут медленно, но верно превращаться в аварийные халупы? Как быстро их жилье будет терять в цене, превращая владельцев еще приличных квартир в «собственников аварийного жилья»? Какую социальную среду они будут создавать в городе и как город будет «переваривать» эту среду. Какими средствами город будет поддерживать целые кварталы этих убогих трущоб?

Ответы на все эти неприятные вопросы вполне очевидны любому неангажированному читателю. И чем раньше государство и московские власти смогут начать эту программу переселения – тем лучше. И для города, и для зданий. Но самое важное – для людей. Сейчас чаще всего на интересы людей ссылаются в качестве главного аргумента те, кто пытается торпедировать проект переселения, апеллируя к т.н. «букве закона». Не стоит забывать, что не люди существуют для законов, а законы для людей. И чем раньше законы будут приспособлены под эту ситуацию и этот глобальный социальный проект, тем лучше.