На финишной прямой

Чеснаков
С наступлением новой недели в президентской кампании можно зафиксировать переход к следующему, финальному этапу — дебатов кандидатов.

На этот раз публичных сражений будет не так много, как кандидатам хотелось бы. Что поделать, дебаты в нашей политической культуре так и не приобрели характер обязательной процедуры. Социологи по итогам прошлых выборов отмечали, что большинство избирателей не называют дебаты важным фактором для выбора в пользу того или иного кандидата. Можно ли эту установку изменить? Не исключено. Но эта задача решается не простым увеличением времени на дискуссии.

Вопрос не в количестве часов, а в качестве сигнала. Даже при скептическом отношении к практике предыдущих лет следует признать, что дебаты порой оставались единственным из способов донесения до значительной части избирателей содержания: чем претенденты отличаются друг от друга и насколько эти различия существенны. Не всегда это получалось. Не удавалось найти подходящие слова, подходящую эмоцию, подходящего оппонента.

Сейчас, в эпоху новых интернет-технологий, эффективность дебатов будет определяться не столько временем, проведенным кандидатом в студиях и неудачно подобранными репликами, а умением использовать это самое время в качестве площадки для тиражирования базовых установок за пределы активной телевизионной аудитории. В этом смысле интересно будет понаблюдать за работой команд кандидатов с другими доступными каналами коммуникации — интернет-СМИ, соцсетями, мессенджерами. Возможно, мы увидим креативные попытки усилить сигнал там, где нужно, и скомпенсировать допущенные ошибки. Для политтехнологов это самое важное направление усилий.

В этом смысле важно не то, что скажут кандидаты, а то, сумеют ли они проинтерпретировать сказанное в студии в свою пользу. Кроме чисто технологической задачи есть еще и задача содержательная. Попытаются ли кандидаты изменить свои тактические установки на финиш в последний момент и сформулировать именно тот сигнал для избирателя, который от него не ждут оппоненты и надеются услышать избиратели прямо сейчас? Или усталость уже настолько накопилась, что предпочтут сосредоточиться на отработке прежнего багажа?

Возможно, о том, чтобы остаться в пределах прежних информационных стратегий, кандидатам нужно забыть. Социологи фиксируют устойчивые тренды в поведении избирателей и их предпочтениях. Например, на вопрос «Примите ли вы участие в выборах президента, которые состоятся в марте 2018 года, или нет?» 81 процент избирателей говорит о том, что «точно или скорее всего примет участие в голосовании». Только 7 процентов опрошенных «уже точно или скорее всего не примут участие». Всего 12 процентов еще «не определились» или "затрудняются ответить на этот вопрос"1.

Почти такой же разрыв наблюдается и в рейтингах кандидатов. Если бы президентские выборы проводились в ближайшее воскресенье и список бы выглядел следующим образом, то за кого из этих кандидатов вы бы, скорее всего, проголосовали?2 Путин набрал бы более 69 процентов, Грудинин — 7,5, Жириновский — 5,3, Явлинский — 1,4 процента, а все остальные: Бабурин, Собчак, Сурайкин, Титов — менее одного процента голосов респондентов.

Могут ли кандидаты еще как-то повлиять на эти показатели? Простого ответа нет. Это зависит от многих факторов. Например, найдут ли они сложный компромисс между позициями критика-оппозиционера и лидера-визионера. Между подчеркиванием недостатков и выделением достоинств. Между ностальгией по прошлому и надеждой на будущее. Тут очень важна быстрота реакции на актуальные темы в информационной повестке. Опять же, делая аккуратный выбор — например, либо подхватить позитивный настрой, который в конце Олимпиады страна получила от хоккейной сборной, либо сосредоточиться на решении куда более серьезной проблемы с наказанием виновных за дискредитацию российской олимпийской команды и рецептами выхода из ситуации.

Не стоит забывать, что многие важные темы в политической повестке не всегда напрямую зависят от кампании. Вот и в ближайшие дни рамку для событийного ряда и комментариев со стороны политического класса будет формировать Послание президента. Можно лишь предполагать, будет ли в Послании предложен набор конкретных действий, которые глава государства намерен рекомендовать законодателям, исполнительной власти и всем гражданам. Либо в документе будут преобладать ответы на глобальные вызовы, стоящие перед страной, и стратегия власти в этой связи. Вряд ли стоит слишком гадать о том, каким будет содержание Послания. Во-первых, еще никогда Послания не обходились без сенсаций. И эти сенсации переворачивали все содержание предыдущих прогнозов. Во-вторых, работа над документом ведется лично президентом до самого последнего времени, и порой только он знает о том, что скажет.

Осталось дождаться совсем чуть-чуть. Вывод, который можно сделать сейчас, — Послание без сомнений активизирует кампанию, станет предметом обсуждения кандидатов и всем тем, кто занимается политикой, придется включиться в интерпретацию сказанного.

Других громких сигналов ожидать не приходится. Дума фактически ушла на трехнедельный перерыв до завершения кампании, и депутаты соберутся в Москве лишь для того, чтобы заслушать президентский адрес.

А между тем уже началось досрочное голосование на судах и в труднодоступных районах. Со 2 марта начнется досрочное голосование в ряде зарубежных стран. Время сжимается. Финиш все ближе.

1 Закрытый вопрос, один ответ, процент от всех опрошенных.
2 Закрытый вопрос, один ответ от всех опрошенных.
Опросы ВЦИОМ проводятся по собственной инициативе, 12-18 февраля, по выборке, максимальный размер ошибки которой не превышает 1,8 процента. Количество опрошенных 3 тыс. чел. по всей территории РФ.

https://rg.ru/2018/02/25/chesnakov-poslanie-prezidenta-aktiviziruet-predvybornuiu-kampaniiu.html