Интервью "Комсомольской правде"

Чеснаков
Разбираем тезисы Суркова: Чем Россия Путина отличается от государств Ленина и Петра Первого

Что за «долгое государство» построил наш президент? Кто такой «глубинный народ»? И чего ждать после 2024 года? «КП» поговорила с директором Центра политической конъюнктуры Алексеем Чеснаковым
РОМАН ГОЛОВАНОВ

ЕЛЬЦИН НЕ СТРОИЛ, А РАЗРУШАЛ

— Владислав Сурков описал несколько моделей нашей страны: Ивана Третьего, Петра Первого, Ленина и государство Путина. Что это за путинская политическая машина? И чем отличается от других систем русского государства?

— Россия-страна, российский народ и российское государство не тождественны. Впервые государство российское создал Иван III. При нем появляется официальное название — Россия, герб — двуглавый орел, чуть позже институт царской власти. Представление о высшем смысле существования власти и ее народа выраженное в идеологии: «Москва — Третий Рим». Эта форма менялась в существенных элементах, но не в принципах. Просуществовала до Петра, который основывает Российскую империю. Это уже мощное государство европейского типа. Оно сохранится вплоть до революции 1917 года. Ленин реализует следующую форму. С другим политическим каркасом, на фундаменте другой идеологии. Современную нам Россию, государство в котором мы живем, создал Путин.

— А почему отметили Путина, а не Ельцина, как основателя?

— Необходимо оценивать не формальные, а содержательные признаки. При Ельцине у страны появились новые границы и новый конституционный уклад. Государство же возникло в результате действий Путина. Нравится это кому-то или нет. Ельцин добил остатки нежизнеспособного Союза, проигравшего глобальную конкуренцию с Западом. Это был долгий переходный период. Чрезвычайная политическая ситуация. Вспомните, как появилась Конституция 1993 года. До прихода Путина почти все было в состоянии полуразрухи — закон, власть, партии, регионы. Усиливалась борьба всех против всех. Даже символы страны имели полуофициальный статус — не было утвержденного законами гимна, герба. Метались от одной крайности к другой. Провозглашали демократию и танками давили парламент. Начинали копировать западные институты и бросали, недоделав. Объявляли поиск «национальной идеи» и немедленно отказывались от этой инициативы. Все было как бы с приставкой недо-. Недовласть, недогосударство, недострана. Путин подошел к строительству государства последовательно, идя до конца, системно.

Из чего состоит путинская система?

— Набор практик и структур путинизма широк. Первое: вертикаль власти. Во главе с Администрацией Президента. При Ельцине она была канцелярией: занималась оформлением бумаг. Путин создал генеральный штаб власти, который готовит решения, занимается политическим планированием, формирует повестку и т.д. Подразделения этой вертикали пронизывают всю страну.

Второе: партия власти. «Единая Россия». Она позволяет принимать парламенту необходимые законы, обеспечивает контроль за кадровыми решениями в центре и на местах. Партия власти стала одним из важнейших политических инструментов сшивки страны — от Кремля — через региональные власти — вплоть до муниципалитетов. В 90-е партии были настроены на то, чтобы развлекаться в Думе. Путин заставил их работать.

Третье: силовые структуры. До Путина толком не было армии, спецслужбы и правоохранители часто «воевали» между собой. Страну не просто так в 90-е «списывали в тираж». Для этого были основания.

Четвертое: Путин создал механизм управления государственной собственностью и уничтожил олигархов как класс. При позднем Ельцине так называемая «семибанкирщина» уже готовилась к дальнейшему разделу страны. Путин ликвидировал эту возможность .

Пятое: Путин создал национальную идеологию суверенной страны.

РОССИЯ В РУЧНОМ УПРАВЛЕНИИ?

— Что такое путинская идеология?

— Политическое мировоззрение. Набор ответов на вопросы, для чего мы здесь, почему собрались как народ именно на этой территории, какие приоритеты есть у власти, у государства и граждан, как вписываются в нашу современную жизнь базовые ценности русских — свобода и справедливость. Путин сделал акцент на суверенитет, когда многие утверждали что само это понятие устарело. Сегодня говорят что оно сверхактуально. Даже Трамп посвящает важности суверенитета наций речь с трибуны Генассамблеи ООН.

Полный текст интервью на сайте КП

https://www.kp.ru/daily/27062/4131102/