Факторы и расклады

Чеснаков
Завершение Центризбиркомом процесса регистрации кандидатов и подготовка окончательной версии бюллетеня стали важнейшими событиями в части организации процесса голосования. Теперь кандидатов восемь. Это самое большое количество участников, внесенных в бюллетень на выборах главы государства начиная с 2001 года. Значит, как минимум по числу кандидатов, дошедших до финала, кампанию можно считать более конкурентной.

То, что к общепризнанным по всем прогнозам фамилиям Путина, Жириновского, Грудинина, Собчак, Титова и Явлинского в последний момент в бюллетень попали Бабурин и Сурайкин, конечно, не означает радикальных метаморфоз в драматургии и изменения базового сценария. Однако это расширение номенклатуры претендентов вполне может по-новому запустить интригу.

Факт появления двух новых лиц является дополнительным аргументом для подтверждения вывода, который артикулировался с самого начала — в конце кампании борьба за левого избирателя перейдет в жесткую форму. Будет ли она результативной? Все зависит от самих леваков. На парламентских выборах 2016 года партия Сурайкина «Коммунисты России» в качестве спойлера КПРФ сумела грамотно обыграть собственное название, набрать почти 2,3 процента голосов и оказаться на пятом месте. Выборы президента не позволяют использовать силу партийного бренда на полную мощность. Но и Грудинин не столь уж крепкий орешек, как Зюганов. Не исключено, что и в марте новый левый Сурайкин сможет помешать представителю старых большевиков Грудинину получить желанный процент. По всей видимости, роль спойлера для кандидата от КПРФ сыграет и левый патриот Бабурин. Если новички будут активными, то избиратель на этом фланге может заколебаться.

Более определенные оценки перспектив кандидатов и прогнозы на итоговые результаты можно дать лишь после начала агитации на телеканалах. Что бы ни говорили о возрастающей роли Интернета и социальных сетей, телевизор все еще остается для большинства российских избирателей основным источником получения информации. Так, по данным опроса фонда «Общественное мнение», только 53 процента используют в этом качестве интернет-сайты, блоги и социальные сети. 75 процентов респондентов называют телевидение основным источником, из которого черпают информацию. 67 процентов смотрят телевизор каждый день. 91 процент опрошенных используют телевизор как источник новостей с той или иной периодичностью. Именно исходя из этих цифр особое внимание к телеформатам кажется логичным.

Кроме того в предыдущие годы мы не раз были свидетелями, когда яркие и перспективные заявления кандидатов, сделанные в середине кампании, во время агитационного периода легко оказывались пшиком. Сказывалась беспомощность рекламных роликов и слабые выступления на дебатах. Кстати, обратной связи почти не наблюдалось — удачные агитационные выступления, давшие заметные прибавки в рейтингах за последние годы, припомнить довольно сложно.

Следующая неделя последняя перед агитацией на ТВ. Ее тоже необходимо использовать, если кандидаты хотят поспорить за поддержку избирателей. Жесткая атака на конкурента и попытка вывести его из себя может оказаться вполне эффективной тактикой на пороге студийных баталий. Любые стычки и скандалы полезны для одного из базовых параметров кампании — явки избирателей. Интерес к конфликтам и спорам способен повысить уровень мобилизации.

По данным ведущих социологических центров, число граждан, намеренных принять участие в голосовании 18 марта, постоянно растет. По различным опросам на участки готовы прийти от 70 до 80 процентов зарегистрированных избирателей. Значит ли это, что граждане почувствовали интригу в кампании или начали работать понятные и надежные неформальные механизмы по трансформации выборов в своеобразный референдум в поддержку действующего президента? Выбор в пользу второго варианта выглядит более оправданным.

Серьезный разрыв между лидером гонки и остальными кандидатами легко объясним. Однако это не повод говорить, что кампания уже закончена. Тем более что от результатов, полученных на выборах, будет зависеть судьба не только группы политиков, но и целого ряда партий. А возможно, и расклады сил на будущих думских выборах в 2021 году. Поэтому претендентам есть за что бороться. Судя по некоторым заявлениям, они и сами это понимают. Однако не всегда у них пока получается послать именно тот сигнал, который ждет от них аудитория.

Еще одним фактором, важным для избирателя, остается вопрос о содержании программ кандидатов. О них говорят, их ждут, на них надеются. Возможно, это свидетельствует об увеличении количества т.н. рациональных избирателей. Хотя подавляющая часть граждан все чаще голосует, основываясь на эмоциях. За идеи, а не за идеологии. За людей, а не за программы. Но остаются еще и те, для кого важно услышать конкретные идеи, которые они могли бы «примерить» не только на будущее страны, но и на свою будущую жизнь. Пока с предложениями для этой примерки не все получается.

Кандидаты сосредоточились на актуальной повестке. Они куда быстрее, чем в предыдущие недели, реагируют на множащиеся информповоды. Хотя порой складывается ощущение, что теперь они в этих информповодах начинают тонуть.