Принцип параллельности в действии

Чеснаков

На Мюнхенской конференции Ангела Меркель скептически оценила ситуацию с выполнением минских соглашений. Есть «две ключевые проблемы… Первое. Когда мы их согласовывали, мы исходили из предположения, что выполнение политической части начнется в первый день после прекращения огня. Другой проблемой стало то, что когда Минские соглашения вступили в силу, реального перемирия так и не началось».

Однако фрау канцлерин решила не останавливаться на пессимистической ноте и сформулировала долгожданный рецепт выхода из тупика. По ее словам, Украина взяла на себя обязательства начать выполнение политической части Минских соглашений «параллельно», несмотря на отсутствие перемирия, которое длится хотя бы пять дней.

Германия публично признала ответственность Украины за политическую часть Минска-2 и приверженность принципу параллельности исполнения пунктов Комплекса мер от 12 февраля 2015 года. Будем так же оптимистично считать это шагом вперед, хотя, на самом деле, подавать обязательства Украины как жест «доброй воли» не стоит – выполнить договоренности «нормандской четверки» можно только так и никак иначе. От ситуации на линии соприкосновения формулировки законов не зависят.

К сожалению, из выступления Меркель так и осталось неясным, что же конкретно Порошенко обещал ей во время своего последнего визита в Берлин и каким именно способом Украина обязалась выполнить политическую часть Минских соглашений.

Возможно, нам опять намерены предъявить в качестве выполнения договоренностей совсем не то, о чем действительно договаривались. И с законами о выборах, амнистии и особом статусе будет все так же, как в свое время с конституционной поправкой, которая вместо постоянных разделов основного закона оказалась записана в переходные положения, а после первого чтения и вовсе исчезла в дебрях Верховной Рады, став жертвой политических и процедурных интриг.

Европейские гаранты Минских соглашений часто демонстрируют формальный подход. Дескать, если Киев предъявил долгожданный документ, значит, пункт договоренностей можно признать выполненным. С этим трудно согласиться. В таких случаях содержание намного важнее формы. И с этим содержанием должны быть согласны и в Киеве, и в Донбассе.

Свою роль в процессе достижения договоренностей должна сыграть «дорожная карта». Правда, нужно признать, что такая «карта» может быть эффективна лишь при условии, что стороны пришли к согласию и общему видению конечного пункта на этой дороге. А такого видения как раз и нет. Донецк и Луганск не готовы вернуться на Украину в прежнем формате, а украинская сторона не готова дать Донбассу особый статус.

Проблема еще и в том, что законы во исполнение минских соглашений будут приниматься в Верховной Раде без участия представителей народных республик. А в Раде настроения известны. Там продолжают упорно настаивать, что результатом урегулирования будет возврат к отношениям с мятежными территориями, которые были до февраля 2014. Донецк и Луганск, по версии украинских властей, станут такими же регионами Украины, как и все остальные. Никакого постоянного особого статуса для отдельных районов Порошенко и Рада не предполагают.

Для того, чтобы у населения Украины и Донбасса сложились общие представления о будущем, и нужны проекты законов и поправок, которые Россия предлагает предъявить без задержек и апелляций к проблемам безопасности. Именно поэтому формулировки поправки в Конституцию и законов об амнистии, об особом статусе и о выборах в Донбассе нужно согласовать с представителями республик в рамках Минской контактной группы.

Тем более, что доверие сторон после январских и февральских боев еще более снизилось. На этом фоне в Киеве вместо продвижения к миру продолжают пропагандировать грядущую победу над Донбассом, в результате которой стране навязывается совсем не то будущее, которое Порошенко излагает на встречах «нормандской четверки» и которое предполагается после выполнения Минских соглашений. Хочет этого украинская власть или нет, но полномасштабное политическое урегулирование конфликта, о котором говорится в Минских соглашениях, произойдет лишь в том случае, если жители Украины перестанут воспринимать жителей Донецка и Луганска как «сепаров» и «террористов», которых нужно уничтожать. И пока украинская власть не изменит своей тональности и не перестанет душить Донбасс в блокаде, никакого доверия к ее заявлениям быть не может.

Судя по словам Меркель, теперь Порошенко не будет настаивать на приоритете лишь одних вопросов безопасности и готов параллельно решать и политические вопросы. Для того, чтобы убедиться в реализации этой параллельности поводов, долго ожидать не придется. Всю наступившую неделю в Киеве будут отмечать трехлетнюю годовщину госпереворота, пафосно именуемого «революцией достоинства». Вот и посмотрим, хватит ли у президента Порошенко достоинства, чтобы перестать пропагандировать войну. Это станет куда более надежным сигналом готовности Украины двигаться в сторону мира, чем его кулуарные обещания фрау канцлерин.